Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Анна Ахматова в наброске художника

В стихотворении «Заболеть бы как следует, в жгучем бреду» Ахматова пытается на мгновение вернуться в прошлое и вновь пережить те ощущения, когда революция была миражом, а рядом были друзья и любовь. Для этого можно и заболеть до жгучего бреда, ведь в текущей реальности уже прошлое является миражом, старой сказкой, к которой вернутся можно только в бреду и во сне.

Год назад расстреляли Гумилёва, большинство друзей Анны Андреевны погибли или уехали за границу. Нет былого величия России, нет больше приморского сада и широких аллей, в 22 году в стране разруха, голод и ощущение небытия. Только бред в эти тяжёлые минуты является таблеткой от безумия, если ты решил остаться в стране и принять незаслуженный удар на себя.

Даже мертвые нынче согласны прийти,
И изгнанники в доме моем.

В горячке бреда в двери поэтессы стучатся мёртвые – у порога стоит Гумилёв с библией в руке, рядом и другие павшие или уехавшие, чтобы защитить семью и положить себя на плаху изгнания. В тяжёлые послереволюционные годы Ахматова живёт воспоминаниями, уезжать она отказалась, решив не менять Родину на чужой хлеб, поэтессу не печатают, стране не нужна её поэзия. Сложно писать в стол, поэтесса не живёт, а выживает переводами, получая копейки и проживая каждый день, как последний.

Мысли о прошлом дают духовную пищу для жизни в бездуховности, где нет не только Бога, но и холодного вина и голубого винограда. Автор строк ищет спасение в прошлом, видя гибель в настоящем и защищаясь от неё только воспоминаниями.

Стихотворение «Заболеть бы…» является взглядом в прошлое, которое спасает от настоящего и позволяет пережить мрачные времена земли русской.


Заболеть бы как следует, в жгучем бреду
Повстречаться со всеми опять,
В полном ветра и солнца приморском саду
По широким аллеям гулять.

Даже мертвые нынче согласны прийти,
И изгнанники в доме моем.
Ты ребенка за ручку ко мне приведи,
Так давно я скучаю о нем.

Буду с милыми есть голубой виноград,
Буду пить ледяное вино
И глядеть, как струится седой водопад
На кремнистое влажное дно.

Весна 1922 года.

Песня на слова этого стихотворения в исполнении Кати Гордон и Леры Гехнер.

Добавить комментарий