Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Осень Пастернака

В стихотворении «Я дал разъехаться домашним» Пастернак сопоставляет осень, одиночество и природу, пытаясь показать осеннюю красоту в тишине одиночества и избавиться от собственной душевной боли. Автор в строках ведёт монолог, обращённый к осени, говоря с ней, а заодно и со своим одиночеством, как со старым другом.

И вот я здесь с тобой в сторожке…

Представляя осень, как подругу, он вспоминает прошлое и описывает час настоящего, когда лес безлюден, а лесные дорожки наполовину заросли. Тишина и покой идут рука об руку с поэтом, они помогают рождаться новым стихам и мыслям, доминируя над миром с его суетой и непостоянством.

Борис Пастернак просит осень превысить вчерашнюю горечь сегодняшней тоской:

И чашу горечи вчерашней
Сегодняшней тоской превысьте.

По задумке поэта, тоска менее болезненна для души, чем горечь, а на смену тоске обязательно придёт отрада. Осеннее одиночество лечит душу, врачует душевные раны и помогает взвесить прошлое, оставив его в потёмках дня вчерашнего.

Интересны строки последнего четверостишья:

Ты — благо гибельного шага,
Когда житье тошней недуга.

Они показывают, что за этой попыткой побыть одному в осенней тишине скрывается недавняя внутренняя драма, личная трагедия, которая сделала жизнь горче болезни. Осень вылечит и это, ведь недаром сказано Екклесиастом «Всё пройдёт». В сентябрьском шуме растворится и былая привязанность и вчерашнее увлечение. Надо только потерпеть и попытаться растворить боль в осенней тишине, когда сама природа выступает в качестве лекаря.

Я дал разъехаться домашним,
Все близкие давно в разброде,
И одиночеством всегдашним
Полно все в сердце и природе.

И вот я здесь с тобой в сторожке,
В лесу безлюдно и пустынно.
Как в песне, стежки и дорожки
Позаросли наполовину.

Теперь на нас одних с печалью
Глядят бревенчатые стены.
Мы брать преград не обещали,
Мы будем гибнуть откровенно,

Мы сядем в час и встанем в третьем,
Я с книгою, ты с вышиваньем,
И на рассвете не заметим,
Как целоваться перестанем.

Еще пышней и бесшабашней
Шумите, осыпайтесь, листья,
И чашу горечи вчерашней
Сегодняшней тоской превысьте.

Привязанность, влеченье, прелесть!
Рассеeмся в сентябрьском шуме!
Заройся вся в осенний шелест!
Замри, или ополоумей!

Ты так же сбрасываешь платье,
Как роща сбрасывает листья,
Когда ты падаешь в объятье
В халате с шелковою кистью.

Ты — благо гибельного шага,
Когда житье тошней недуга,
А корень красоты — отвага,
И это тянет нас друг к другу.

1949 год

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить