Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Esenin_i_Chernyy_chelovek.jpg

Последние годы жизни Сергея Есенина преследуют страхи и неуверенность. Пытался ли поэт их заглушить алкоголем или наоборот они развивались на фоне пристрастия к спиртному – это вопрос. Так или иначе, на этом фоне внутренней неуверенности, страхов и разочарования Есенин пишет поэму «Чёрный человек», анализ которой я и предлагаю.

Поэма писалась долго и закончена незадолго до трагической смерти Сергея. Первоначальный черновой вариант был гораздо больше, но его поэт счёт слишком сложным для понимания и сократил почти вдвое. Это не сделало строки менее депрессивными, в них буквально физически чувствуется страх и неуверенность в завтрашнем дне.

В этом стихотворении, как и ещё в нескольких есенинских работах, идёт обращение к неизвестному другу «Друг, мой», этими же строками поэма и начинается:

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.

Что подразумевал Есенин под болезнью? Скорее всего, совокупность душевных и физических недомоганий. Не забываем, что алкоголь и депрессия не раз доводили поэта до психбольницы, побывал он в этом заведении и незадолго до смерти, когда предположительно, и шла финальная правка поэмы.

Последние годы жизни поэт критически оценивает свой путь – ему так и не удалось оторваться от деревни, а городским он не стал. Старые друзья ушли, новым нет доверия. Кое-кто стихи поэта любит, другой из-за них отворачивается. Слава призрачна, а смысл жизни потерян.

В поэме много раз говорится о чёрном человеке и только в конце открывается его тайна. Чёрные человек символизирует все проблемы автора, в нём генерируются все неприятности и невзгоды судьбы. Тут и непризнание, и бодание с властью, и проблемы в личной жизни, и алкоголь.

О душевном одиночестве поэта в момент работы над поэмой говорят строки:

Я один у окошка,

Ни гостя, ни друга не жду.

Мало того что один, так никого и не ждёт. Нет, у Есенина даже в последний год жизни, не было недостатка в товарищах, особенно в кабаке, но это было не то, это было «достань, да выкинь». К прочему, в процессе работы над поэмой расстреливают Ганина, а последняя жена Есенина Толстая более друг, чем жена… .

В строках Есенин вспоминает и Дункан:

И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою.

И несколько раз повторяется про бессонницу, которая приходит на фоне алкоголя и душевного разлада с самим собой. Главного героя поэмы, в котором угадывается сам Есенин, поэт не раз обзывает, то подлец, то вор… . Это показывает недовольство собой на фоне депрессивного состояния.Что доказывает, что главный герой и есть Есенин? Хотя бы эти строки:

Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами...

Напомню, Есенин «жёлтоволос» с голубыми глазами, а родился в Константиново под Рязанью.

Разговор с чёрным человеком в концовке поэмы не ладится, герой недоволен его правдой и разъярён, после чего хватает трость и бьёт гостя в «морду, в переносицу».

В последних строчках произведения герой оказывается перед разбитым зеркалом в цилиндре, в который был одет чёрный человек. То есть никакого гостя не было, чёрный человек – это второе «я» Есенина, его чёрная сторона, которую он пытался убить в себе… .

Из поэмы явно видно, что последний год тяжело даётся поэту. Внешние и внутренние препятствия буквально мешают ему жить. Поэт не сдаётся, борется с ними, но один убитый страх рождает два других.

«Чёрный человек» - это реквием Есенина по самому себе и одна из последних попыток поэта освободиться от пут, которые не дают дышать полной грудью. Строки полные боли, страха и депрессии, но их надо читать, чтобы видеть Есенина в полном образе, без купюр и вырезок.

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек
Водит пальцем по мерзкой книге
И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Черный человек
Черный, черный...

"Слушай, слушай,-
Бормочет он мне,-
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
Снег до дьявола чист,
И метели заводят
Веселые прялки.
Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою".

"Счастье,- говорил он,-
Есть ловкость ума и рук.
Все неловкие души
За несчастных всегда известны.
Это ничего,
Что много мук
Приносят изломанные
И лживые жесты.

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым -
Самое высшее в мире искусство".

"Черный человек!
Ты не смеешь этого!
Ты ведь не на службе
Живешь водолазовой.
Что мне до жизни
Скандального поэта.
Пожалуйста, другим
Читай и рассказывай".

Черный человек
Глядит на меня в упор.
И глаза покрываются
Голубой блевотой.
Словно хочет сказать мне,
Что я жулик и вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная...
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,
И деревья, как всадники,
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица.
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.
Вот опять этот черный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

"Слушай, слушай!-
Хрипит он, смотря мне в лицо,
Сам все ближе
И ближе клонится.-
Я не видел, чтоб кто-нибудь
Из подлецов
Так ненужно и глупо
Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
Ведь нынче луна.
Что же нужно еще
Напоенному дремой мирику?
Может, с толстыми ляжками
Тайно придет "она",
И ты будешь читать
Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
Забавный народ.
В них всегда нахожу я
Историю, сердцу знакомую,
Как прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами...

И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою".

"Черный человек!
Ты прескверный гость!
Это слава давно
Про тебя разносится".
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу...

...Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И - разбитое зеркало...

1925 год

В конце предлагаю полушать, как читает "чёрного человека Сергей Безруков. По моему мнению, его исполнение отлично отображает ход мыслей поэта. 

Комментарии   

-1 #2 Сергей А 08.06.2017 18:06
Нарколог бы выписал галоперидол, он отлично убивает галлюцинации. Ну и выписал бы, тогда Есенин не написал бы этой поэмы. Такие стихи пишутся только на фоне больших проблем, на пляже, на коленке их не пишут.
Цитировать
+3 #1 Макс Алейников 08.06.2017 15:33
В Чёрном человеке видна вся суть Есенина последних лет жизни. Я бы не сказал, что это крыша едет, когда сходят с ума, то это на описывают внятно. Что стало причиной такого состояния понять сейчас сложно, я думаю, виной синька - налицо все симптомы - галлюцинации, бессонница... При всём при этом, даже буйная страсть к алко не снимает с Есенина лавров моего любимого поэта. Он что видит и как понимает, так и пишет, никаких приблуд литературных.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить