Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Весёлая жизнь Есенина

В 1922 году Есенин окончательно разрывает с деревней, оставляя себе только детские и юношеские воспоминания и не видя себя более в селе, на вчерашней Родине. На фоне этого разрыва и пишется стихотворение «Да! Теперь решено. Без возврата», в котором всё объясняется – что в строках, что между ними.

Смысл стихотворения

В начале 20-х годов деревня уже не та, там нищета и нет былой романтики. Если нищету Есенин ещё мог пережить, то он не воспринимает село в сегодняшнем виде, под красным кумачом, который не принёс ожидаемого достатка, но поломал сельский быт. Ничего из былого не осталось, но что ещё хуже, его творчество никому не нужно в деревне – там его если кто и помнит, так только как озорника и хулигана. Поэт ставит точку и с головой уходит в омут городских страстей, понимая, что это его путь на плаху.

На московских изогнутых улицах
Умереть, знать, судил мне бог.

Начало 20-х годов является переломным для Есенина – деревня стала другой и в неё нет места поэту, а в городе он так и остался чужим – мальчишкой из Рязанской губернии. Знакомых и поклонников много, настоящих друзей мизер, а власти пытаются поставить поэта на «путь истинный», сделав из него второго Маяковского. Проблема в том, что душу не обмануть, Сергей не хочет, да и не может быть рупором революции. Да, он иногда пишет «оды» советской власти, но это жизненная необходимость, а не порыв души.

Старого больше нет

Старого в 1922 году уже нет, а всё новое для него чуждо – все меньше поклонников понимают его творчество, как хочет сам поэт, всё больше появляется завистников, всё меньше становится настоящих друзей.  Автор стихотворения всё чаще ищет выход в загулах, где общается с обитателями дна. Они его тоже не понимают, но в них Есенин видит хотя бы остатки искренности и не боится повернуться к ним спиной. Они такие же пропащие, как и он, и это роднит поэта с бандитами и проститутками – они хотя бы не лукавят и не ждут от жизни пряников.

Я читаю стихи проституткам
И с бандитами жарю спирт.

Сам поэт видит город как своё кладбище, где он погибает физически и духовно, но не может выплыть из омута, так как корни оторваны. Сергей после 1920 года похож на эмигранта, у которого уже нет старой Родины, а на новом месте он чужой – не такой как все, с клеймом пьяницы и хулигана.

Кабаки заменили деревню

В последние годы кабаки во многом заменили Есенину деревню, ведь ещё из Библии известно, что свято место пусто не бывает. Пьянство не самоцель Сергея, это способ забыться и возможность ускорить течение времени, чтобы поскорее разрешился вопрос, что же дальше, как жить, не имея корней в деревне и оставаясь не понятым в городе. Для деревни Есенин горожанин, для города деревенщина, которая не хочет идти шаг в шаг со строителями социализма.

Я иду, головою свесясь,
Переулком в знакомый кабак.

Есенин идёт в кабак не с радостью, а в печали, свесясь головой – вот ответ, который помогает понять состояние поэта в это время. Да, ещё будут попытки найти себя в городе и начать новую жизнь, вспомним брак с Толстой, но это лишь судороги, это лишь хаотичные попытки зацепиться за жизнь, заново найти себя.

Красивый и глубокий по восприятию стих, в котором строки пропитаны тоской безысходности, окружившей поэта и закрывшей собой голубой цвет неба. Стихотворение легко заучивается и позволяет понять состояние Сергей в последние годы жизни.


Текст стихотворения

Да! Теперь решено. Без возврата
Я покинул родные поля.
Уж не будут листвою крылатой
Надо мною звенеть тополя.
Низкий дом без меня ссутулится,
Старый пес мой давно издох.
На московских изогнутых улицах
Умереть, знать, судил мне бог.

Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть одрях.
Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах.

А когда ночью светит месяц,
Когда светит... черт знает как!
Я иду, головою свесясь,
Переулком в знакомый кабак.

Шум и гам в этом логове жутком,
Но всю ночь напролет, до зари,
Я читаю стихи проституткам
И с бандитами жарю спирт.

Сердце бьется все чаще и чаще,
И уж я говорю невпопад:
«Я такой же, как вы, пропащий,
Мне теперь не уйти назад».

Низкий дом без меня ссутулится,
Старый пес мой давно издох.
На московских изогнутых улицах
Умереть, знать, судил мне бог.

1922 год

Завершает анализ стихотворения клип Монгол Шудан на слова Есенина.

Добавить комментарий