Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Молодая Цветаева

Два года прошло со дня венчания в Палашах Марины Цветаевой с мужем. Это достаточный срок, чтобы вынести на суд в 1915 году отношения с Сергеем Эфроном, что поэтесса и делает в стихотворении «Я с вызовом ношу его кольцо».

Яркое начало стиха:

Я с вызовом ношу его кольцо!
- Да, в Вечности - жена, не на бумаге.

Явно показывает, что Цветаева любит мужа и гордится им. Можно ли с вызовом носить кольцо того, кого не любишь? Можно ли говорить о Вечности с нелюбимым? Нельзя.

Первые годы замужества практически нечем не омрачаются, поэтому самое время писать оды мужу. Пусть в будущем не всё гладко, пусть впереди не любовь, а дружба, но это пока скрыто за мраком тумана революции.

Второе и третье четверостишье посвящены описанию внешности мужа. Хочется только прокомментировать строчки:

В его лице трагически слились
Две древних крови.

Понятно, что это относится к родителям мужа – Елизавете Петровне Дурново и Якову Константиновичу Эфрону. Мать представитель русского дворянского рода, отец еврейского происхождения. Вот и две древних крови.

Последнее четверостишье завершение произведения, в котором царствует квинтэссенция – Цветаева подводит итог. В нём Марина пишет, что в лице мужа верна рыцарству и обращается к тем, кто в жизни и смерти не ведал страха. Цветаева передаёт через бумагу, что именно такие, как её муж, в роковые для Родины времена (в 1915 идёт второй год войны) пишут стихи (стансы), и идут на плаху.

Если собрать произведение в единое целое, то даже поверхностный анализ показывает, что отношения с мужем прекрасные и Цветаева гордится им. Первое четверостишья явное вступление, второе и третье посвящены описанию внешних достоинств мужа, а в конце поэтесса и жена отдают дань должного внутреннему духу Эфрона.

Насколько Цветаева была права? Ей виднее, возможно, в 1915 году и права, а будущая «служба» мужа в НКВД – это превратности судьбы. Время после всё расставило для историков на места, а стихотворение передало чувства поэтессы в 1915 году.

Я с вызовом ношу его кольцо!
- Да, в Вечности - жена, не на бумаге. -
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза - прекрасно-бесполезны! -
Под крыльями раскинутых бровей -
Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,
- Всем вам, кто жил и умирал без страху! -
Такие - в роковые времена -
Слагают стансы - и идут на плаху.

                       3 июня 1914

Предлагаю послушать стихотворение в аудио варианте. Это поможет быстрее его выучить и глубже почувствовать. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить