Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Цветаева о себе

В стихотворении «Коли милым назову — не соскучишься» Марина Цветаева сама себе даёт определение, показывая неординарность характера и сложность натуры. В поэтессе сочеталось и довольно мирно уживалось белое и чёрное, добро и зло, летний зной и январская стужа. Впрочем, не стоит называть Цветаеву столь часто поэтессой – она в первую очередь человек, у которого есть право на ошибку и есть обязанность к поиску себя.

Эти строки Марина Ивановна пишет в самом расцвете жизненных и творческих сил, в 23 года, весной 1916. Четыре года прошло с венчания с Эфроном, четвёртый год идёт дочери Ариадне, поэтому Цветаева уже имеет право видеть себя со стороны и давать себе оценку.

Смысловой корень стихов находится в строке:

Богородицей — слыву — Троеручицей

Поэтесса этим указывает на свою разносторонность, умение одновременно крушить крепости и находиться в полном спокойствии (писать рыбам грамотку). Действительно, рядом с Мариной соскучиться было нельзя. Уже в отрочестве она совершала «девичьи подвиги» - то стриглась наголо, то бросала в окно недопитые бутылки, то замыкалась в себе.

Черт: ползком не продерусь! — а мне едется!

С высоты истории можно сказать, что Цветаева не могла делать двух вещей – оставаться без любви и без стихов. Всё остальное было ей по колено, а то и выше.

Ради барских твоих нужд — хошь в метельщицы!
Только в мамки — не гожусь — в колыбельщицы!

Сама она признаётся, что мамка с неё никакая, а вот ради любви готова пойти на многое. Никто не обвиняет Марину в отсутствии материнской заботы по отношению к дочери, но это не её призвание рожать и растить – жизнь Цветаевой – это полёт, к сожалению, рано прерванный.

Автор строк явно указывает, что сейчас она и не вдова и не жена. Отношения с мужем пережили эпоху страсти и сейчас они охладели друг к другу. Нет, попытки восстановить отношения ещё будут, но это скорее похоже на агонию, когда они вынуждены были держаться много лет друг за друга в Европе.

Сложность характера не позволила поэтессе поклониться власти после возвращения в СССР. Гордая, но непокорённая, она в 1941 году писала заявление, чтобы её приняли на работу в литсовет посудомойкой. Цветаева предпочла в итоге петлю унижению и, возможно, в этом стихотворении поэтесса оставила нам ключик для понимания себя, для того, чтобы у нас не повернулся язык укорять Марину Ивановну за самоубийство.


Коли милым назову — не соскучишься!
Богородицей — слыву — Троеручицей:
Одной — крепости крушу, друга — тамотка,
Третьей по морю пишу — рыбам грамотку.

А немилый кто взойдет да придвинется,
Подивится весь народ, что за схимница!
Филин ухнет, черный кот ощетинится.
Будешь помнить цельный год — чернокнижницу!

Черт: ползком не продерусь! — а мне едется!
Хочешь, с зеркальцем пройдусь — в гололедицу?
Ради барских твоих нужд — хошь в метельщицы!
Только в мамки — не гожусь — в колыбельщицы!

Коль похожа на жену — где повойник мой?
Коль похожа на вдову — где покойник мой?
Коли суженого жду — где бессонница?
Царь-Девицею живу — беззаконницей!

6 апреля 1916

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить