Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Гумилёв за год до расстрела

В стихотворении Николая Гумилёва «Шестое чувство» поэт пытается поделиться с нами философскими взглядами, задаёт вопросы, но не отвечает на них. Строки написаны автором за год до расстрела в 1920 году и увидели свеет через год, когда вошли в сборник «Огненный с толп». Почему этот момент символичен станет понятно из анализа стихотворения. В стихе Гумилёв пытается дать оценку прекрасному, задавая читателю вопрос, почему одно достижимо для нас, второе никогда не приближается на расстояние вытянутой руки.

Чем можно насладиться в жизни с пониманием

Уже в первом четверостишие автор приводит пример того, чем человек может реально насладиться, испытать от этого физическое удовлетворение. Это влюблённое вино, свежий хлеб из печи и женщина, ради которой хоть и приходится помучаться, но после она вознаграждает нас наслаждением.

Далее Гумилёв приводит пример того, что:

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.

Это – утренняя заря надо остывающими облаками и бессмертные стихи. Это простой пример, в жизни гораздо больше того, что мы не можем целовать, понимать и трогать руками. Мы можем только наслаждаться их видом, таинством и скрытым смыслом, но от их созерцания и чтения нельзя получить физический экстаз. Заря нас покоряет тишиной и бесконечностью мира, который несмотря не все перипетии возрождается каждый день заново, а стихи трогают души мыслью того, кого уже с нами нет, его взглядом на мир и невозможностью оспорить и изменить написанное.

Мы пытаемся дотронуться до вечного, тянем руки в восходящему солнцу и взываем к автору строк, но:

Осуждены идти всё мимо, мимо.

Какое наслаждение нам не дано понять


Мы в этом состоянии похожи на маленького мальчика, которому интересно подсматривать за девичьим купанием, но смысла любви он ещё не знает. Желание растёт внутри него, но он ещё не может его осознать, потому что не дорос до этого. Так и человек не дорос до понимания вечности, в нём горит таинственное желание её понять, но мал Homo sapiens разумом и часто скуден душой для этого.

В предпоследнем четверостишье Гумилёв сравнивает человека с первыми млекопитающими, которые только выбрались из воды, они стремятся к полёту, хотят быстрее побежать-полететь, уже чуют набухающие за спиной крылья, но малы для этого. Пройдут тысячи лет прежде чем вышедшая из воды тварь станет птицей, пройдёт ещё ни одна тысяча лет, прежде чем человек начнёт физически понимать вечные тайны мира.

Гумилёв в концовке стихотворения обращается к Господу с извечным вопросом – скоро ли человек вырастет из пелёнок детства и в нём родится шестое чувство для полного понимания окружающего мира. Скоро ли мы сможем видеть то, что есть, а не то, что нам сейчас дано видеть, скоро ли разорвём границы таинства, скоро ли появятся крылья?

Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

Ничего за 100 лет не изменилось

Автор строк понимает нынешние ограниченные возможности человека и спрашивает у высших сил, когда границы будут открыты и разум станет единым с душой. С момента написания строк прошло почти 100 лет, но человек ни на йоту не приблизился к пониманию вечных таинств. Да, в физическом мире много изменилось – технологии правят бал, но понимание таинства розовой зари, понимание вечности не стало ближе, возможно, оно даже отдалилось от человечества.

Каждый получает то, что он искренне желает и просит, Гумилёв получил ответы на свои вопросы уже через год после написания стихотворения «Шестое чувство» в питерских застенках ГубЧК


Текст

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

1920 год

Читает Валерий Гаркалин

Неплохо прочитал стихотворение, как говорят с душой, Валерий Гаркалин.

Добавить комментарий