поэты серебряного века

В стихотворении «Поэты» Александр Блок показывает своё видение поэтического братства со всеми его достоинствами и изъянами. Кому как не пииту видеть поэтический бедлам изнутри и знать, как дорого обходится «рифмоплёту» каждая написанная строка.

Основная тема стиха

Автор стихотворения обособляет поэтов в отдельный класс людей, отправляя их для чистоты эксперимента в удалённый квартал города, где только они и живут.

За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.

Пустынность квартала – это олицетворение массы свободного места для новых идей, а болотистая и зыбкая почва показывает, что под ногами у поэта никогда нет устойчивого фундамента, он всегда в поиске и не может стоять на месте.

Вино и стихи

День пиитов проходит стандартно – вино и стихи, сначала первое, потом второе. Сначала надо было познать In Vino Veritas, затем писать, наоборот никак. Вино плата за вход в храм Музы, трезвых туда не пускают, за что приходится каждое утро расплачиваться рвотой и пустотой.

По натуре поэт одинок, но вино не только открывает двери в храм Музы, но и сближает несближаемое – позволяет найти среди соратников по перу друзей. Если бы не Vino, то поэт перестал бы быть собой и всегда оставался один.

Вино идёт с творческим человеком рука об руку, но это не то пьянство, на котором зарабатывают карикатуристы. Здесь вино более ассоциация допинга – для кого-то это перебродивший виноградный сок, для кого-то что-то более суровое, но в рамках норм поэту просто не прожить, не раскрыться.

Со стороны поэтический квартал кажется вертепом – с утра там блюют и пьют, потом строят планы и радуются созданным иллюзиям, перенося их на бумагу.

Ты думаешь, может быть, — хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Обслуживающий персонал?

Однако, это вариант бытия не так плох, по крайней мере, у обитателей квартала есть цель, и они приносят пользу, расплачиваясь за неё собой. Большинство же обывателей не знают похмелья с утра, но и не несут для общества никакой полезной нагрузки, разве что протаптывают тропинки в парке и производят что-то ненужное для других ненужных людей.

Позволяя себе жить вне рамок приятного общества, поэт создаёт там духовную пищу для тех, кто также далёк от духовности, как вегетарианец от шницеля. Пока обыватель радуется пустоте и сытости жизни, поэт пытается внести в неё радуги, тучи, лучики солнышка и блеск снежинок. Без него серость стала бы покрываться чернотой плесени и окутала бы мир, как лишайник.

Поэт кладёт себя на алтарь человечества, позволяя ему сохранить человечность и иногда видеть на горизонте надежду. За это он расплачивается собой – душой и физической жизнью, так не смотрите же с презрением в сторону поэтического квартала, где люди не от мира сего создают для нас надежды и иллюзии.

Композиция, жанр и размер

Написаны строки в жанре философской лирики амфибрахием при перекрёстной рифме (квартала – зыбкой – встречал – улыбкой). Композиция двухчастотная, сначала Блок описывает быт и работу поэтов, затем даёт оценку их деятельности.

В качестве средств выразительности поэт использует в стихотворении олицетворения (день светозарный вставал), эпитеты (жемчужная тучка, зыбкая почва, всемирный запой и пр.) и метафоры (золото каждой прохожей косы).

Стих выбивается из рамок лирики Блока, тем интересней его анализ, ведь он показывает, что автор может свободно играть стилями написания для полного выражения задуманного.

Текст

За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты, — и каждый встречал
Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом;
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и прямо.
Под утро их рва́ло. Потом, заперши́сь,
Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,
Смотрели, как море горело.
И золотом каждой прохожей косы
Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,
Ругали издателей дружно.
И плакали горько над малым цветком,
Над маленькой тучкой жемчужной…

Так жили поэты. Читатель и друг!
Ты думаешь, может быть, — хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Нет, милый читатель, мой критик слепой!
По крайности, есть у поэта
И ко́сы, и тучки, и век золотой,
Тебе ж недоступно всё это!..

Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцой,
А вот у поэта — всемирный запой,
И мало ему конституций!

Пускай я умру под забором, как пёс,
Пусть жизнь меня в землю втоптала, —
Я верю: то Бог меня снегом занёс,
То вьюга меня целовала!

24 июля 1908

Слушаем запись


Добавить комментарий