Бродский в э\миграции

Текст

Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.

С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.

Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.

Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.

Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.

1980 год.


Стихи Бродского – это дверь в мир философии и свой оригинальный взгляд поэта на вещи, за что Иосиф Александрович много получал упреков, как при жизни, так и после смерти. Стихотворение «Я входил вместо дикого зверя в клетку» как раз из разряда таких, которые тяжело заходили в публику, но если строки достигали мозга, то оставались внутри читателя навечно.

Бродский в начале 80-ых

Произведение написано в 1980 году, когда Бродский перебирается в Нью-Йорк, в этом же году выходит второй сборник поэта на английском «A Part of Speech» («Часть речи»). На этом фоне Иосиф пытается дать себе самооценку, как никак вот-вот 40 лет и пора делать выводы – кто ты и что ты.

Это сполна получилось, конечно, среди читателей Бродского по поводу анализируемого стиха разные мнения, но самому автору оно пришлось по нраву, недаром он после часто к данному произведению возвращался и цитировал его.

Самооценка прожитого

Действительно, Бродский в 40 лет прожил отрезок непростой жизни, неумение прогибаться и желание идти только своими путем дорогого стоило. Да, Иосиф Александрович не так был бит, как тот же Солженицын в Гулаге, но и лишение (ограничение) свободы за тунеядство – это тоже больно.

Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке.

Да, были и клетки, и бараки, но была и рулетка, был и фрак, поэтому нельзя все прошлое оценить только как негатив. Более того, сам поэт говорил, что в ссылке ему было не так и плохо, в северной деревне у него никто не отнимал право на творчество.

Жизнь и творческий путь Бродского можно разделить до 1972 года и после, до эмиграции и после отъезда сначала в Европу, потом в Америку. Это тоже требует оценки и получает её:

Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.

Фраза про вскормившую страну стеб, не более… это не Бродский должен гордиться таким «вскармливанием», а СССР тем, что великий человек иногда принимал из властных рук миску баланды.

Итог стихотворения подводят последние 4 строки, виртуальная строфа (авторского деления на строфы нет, это мы разделили для удобства анализа) начинается с риторического вопроса и продолжается ответом.

Что сказать мне о жизни?

Она была длинной, но радостных моментов было гораздо меньше, а вот с горем путь-дорожка поэта-философа была полностью солидарна. Вместе с тем Иосиф Александрович признается, что до последнего вздоха будет благодарен жизни, «пока рот не забит глиной забвения» из него будет исходить только благодарность, ведь невзгоды сделали из него поэта.

Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.

Анализ троп и рифма

Стихотворение не имеет авторской разбивки на катрены, а рифмовка перекрестная (клетку – бараке – рулетку – во фраке) с женскими мужскими рифмами. Развитие композиции последовательно с выраженным финалом, в котором автор благодарит жизнь, несмотря на полную её солидарность с горем.

Средства выразительности:

  1. Метафоры («пока мне рот не забили глиной», «бросил страну, что меня вскормила», «впустил в свои сны»).
  2. Оксюморон (сухая вода).
  3. Гипербола (Я озирал полмира).
  4. Эпитеты (черная толь, вороненный зрачок, дикий зверь).

Сложный, как и все творчество поэта, но глубокий стих, где просматривается желание Бродского подвести итог прошлого и сделать из прожитых 40 лет выводы.

Читает Анатолий Белый