Марина Цветаева 18 лет

Текст

Воспоминанье слишком давит плечи,
Я о земном заплачу и в раю,
Я старых слов при нашей новой встрече
Не утаю.

Где сонмы ангелов летают стройно,
Где арфы, лилии и детский хор,
Где всё покой, я буду беспокойно
Ловить твой взор.

Виденья райские с усмешкой провожая,
Одна в кругу невинно-строгих дев,
Я буду петь, земная и чужая,
Земной напев!

Воспоминанье слишком давит плечи,
Настанет миг,- я слез не утаю…
Ни здесь, ни там,- нигде не надо встречи,
И не для встреч проснемся мы в раю!

1910 год.


Свое видение рая рисует, ещё не слишком опытной рукой поэта, 17-летняя Цветаева в стихотворении «В раю», которое легло на бумагу в 1909 году. Марина Ивановна была и навсегда останется земной, её страдания слишком сильны для неба, её стихи слишком ярко горят и не оставляют пепла забвения.

Иллюзия рая

☝ Кому посвящена первая строфа? Сергею Эфрону (мужу) или ушедшей три года назад матери? Вопрос, но ответ на него не меняет сути произведения – Цветаева откровенно пишет, что в раю будет плакать о земном:

Я о земном заплачу и в раю.

👼 Ей и в райских кущах нужен взгляд, от которого по телу пробегают мурашки, от которого сердце на мгновение останавливается, а потом начинает наверстывать отставание с двойной скоростью. Божественное пение сонма ангелов не позволит забыть земные радости и печали, в целом Марина Ивановна, словно бы, хочет сказать про рай – «Мне скучно, я зеваю».

Если уже героиня поэтессы и присоединится к ангельскому хору, то голос её будет земным, что внесет разлад в симфонию рая, что заставит дирижера остановить пение.

Я буду петь, земная и чужая,
Земной напев!

Вина ли это? Нет, это откровенное признание в любви к земле, в любви к мелким радостям и большим печалям, когда глаза уже начинают улыбаться, а на щеках ещё не высохли слезы. Строгие девы отмахнуться от героини стиха в раю, а ещё лучше постараются подольше не впускать её в кущи, чтобы ничто не нарушало райское блаженство.

☝ В последней строфе есть загадка, и ответа на неё нет. Поэтесса ещё раз говорит о боли воспоминания и откровенничает, что не будет прятать слез, когда комок подступит к горлу. Загадка последняя строка четвертой строфы:

И не для встреч проснемся мы в раю!

Возможно, Цветаева имеет в виду, что рай это уже не земное, а встречи – это занятие только для живых, пока душа и тело вместе, пока смерть не разлучила их?

✔ Своеобразное стихотворение, которое вызывает интерес за счет глубины наполнения и отсутствия ответов на ряд заданных Цветаевой вопросов, пусть в них по тексту и нет вопросительных знаков.

Рифма и тропы

Рифмовка стихотворения перекрестная (плечи – раю – встречи – не утаю), большинство рифм открытые.

Из средств выразительности обратим внимание на анафору (первая строка первого и последнего катрена) и метафору «ловить твой взор». Эпитеты:

  1. Старые слова.
  2. Детский хор.
  3. Невинно-строгие девы.
  4. Земной напев.
  5. Земная и чужая.

Несколько раз встречаются инверсии, которые придают строкам цветаевский шарм и помогают с рифмовкой.


Читает NIKA GOLYSHEVA