Маяковский и Брик

 

Маяковский далеко не был глыбой из гранита и стали, поставленной на постамент неуязвимости – его сердце было нежным и ранимым, оно умело любить и страдать. Это видно из отношений с Лили Брик, где толика сумасшествия сочеталась и даже гармонировала с истинной любовью, что часто и должно быть взаимосвязано. Анализируя стихотворение «Лиличка!», более похожее на крик, мы это увидим и снимем шляпу перед поэтом, готовым свернуть горы ради истинных чувств, умеющего страдать и не прячущего эмоций.

Отношения Лили и Владимира

Стихотворение написано в 1916 году через год после знакомства Владимира и Лили, знакомства такого же странного, как и отношения. Справки ради заметим, что вместе вышли в свет они только в 1920 году осенью. Познакомились же они благодаря сестре Лили Эльзе, которая в то время была невестой Маяковского – такой вот винегрет.

Брик не была красавицей, но покоряла темпераментом и не проходила мимо ни одного скандала, к тому же на момент знакомства с Владимиром была замужем, но это не помешало ей начать роман. Признаемся, что его инициатором был Маяковский, но Лили не стояла девицей в стороне, да и слава у неё на тот момент уже была подходящая.

Власть любви закинула аркан так глубоко, что даже спустя 7 лет в 1923 году Маяковский будет писать:

«Без тебя (не без тебя «в отъезде», внутренне без тебя) я прекращаюсь. Это было всегда, это и сейчас.»

Поэта покорила её неординарность, этот тот случай, когда пленило не внешнее, а внутреннее. Да, вопрос чего было впереди больше радости или боли спорен, но вряд ли бы Владимир отказался в 1915 году от встречи в Лили.

Строки, посвящённые Лили

Стихотворение «Лиличка!» Маяковский использует вместо письма, обращаясь в нём к любимой женщине, без надежды на скорый ответ. Строки пропитаны страданием от разлуки и с помощью пера и бумаги автор хочет украсть у неё расстояние и приблизиться к любимой.

Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий…

Поэту не сидится на месте, он мечется, но воздух улицы не охлаждает от любви, не крадёт расстояние, не приближает к Лили. Куда бы он не бежал тяжёлая гиря любви висит на шее, она тяжела так, что сгибается тело, но так дорога сердцу, что лучше жить полусогнутым, чем стройным, но пустым.

Маяковский приводит сравнение с быком:

Если быка трудом уморят —
он уйдет,
разляжется в холодных водах.

Но автор строк не может окунуться в холодные воды, ибо они для него любовь Лили, а она сейчас далеко. Она для него и море, и солнце, она и восход, и закат, она заменяет завтрак и накрывает полуночным одеялом – она всё!

Любящий человек ревнив и часто предполагает разлуку на пустом месте, так и автор представляет себе картину расставания, когда его любовь уходит и он бежит за ней, не в силах нажать на курок у виска. Расставание со скандалом – так видит Маяковский разрыв с Брик и это недалеко от истины, ведь ссоры шли с ними по жизни рука об руку, характеры у обоих были взрывные.

Поэт устал от любви и не может без неё, он ловит секунды блаженства с Брик и страдает от часов отчаянья, он рвёт бумагу и находится на грани безумия – это ли любовь или её обратная сторона? Ответьте сами.

Кратко о главном

Основная тема стихотворения – это страдания мужчины от любви к женщине, написано стихотворение в жанре послания «письмо-стих». Стихотворный размер – разностопный ямб с кольцевой и перекрёстной рифмовкой, в стихотворении достаточно строк вовсе без рифмы. Вот такая вот любовная лирика в стиле русского футуризма. ))

Используется много метафор, что свойственно для Маяковского (сердце в железе, душу цветущую любовью выжег и пр.), а также хватает эпитетов (суетные дни, мутная передняя и др.).

Интересные факты

Написаны строки в 1916 году, но впервые опубликованы в 1934 году, уже после смерти Маяковского. Более того, ни одно стихотворение, посвящённое Брик, не было опубликовано при жизни Маяковского, так как они шли в разрез с видением Владимира Советской властью, да и образ жизни Лили не добавлял им бонусов.

Текст

Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще —
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят —
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек…
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

1916 год

Слушаем стих


Добавить комментарий