любовь к лошади

Стихотворение «Хорошее отношение к лошадям» относится к ранней лирике Владимира Маяковского, когда поэт часто противопоставлял человеческое «Я» серости обывательской толпы. Автор описывает в стихе ситуацию с падением лошади, выражая своё недовольство безразличию и бессердечию толпы. За образом лошади поэт скрывает трудового человека, который не всегда получает должные лавры от общества, чей труд часто остаётся незамеченным.

Безразличие толпы

По сюжету стихотворения лошадь падает на скользкой городской улице, что сразу же привлекает к инциденту множество любопытных. Им абсолютно недоступно сострадание, падение животного ими воспринимается только как интересная и выходящая из ряда вон ситуация.

… и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились…

В толпе падение вызывает только смех, один лирический герой остаётся молчалив, потому что в сердце он сострадает лошадке. Герой подходит к ломовой кляче и видит, что у неё из глаз текут слёзы, она страдает, как человек. Он обращается к животному, пытаясь его утешить, сравнивая при этом лошадей и людей.

Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь.

Все мы немножко лошади

Это сравнение не рождается на пустом месте, толпа также безразлична к упавшей лошади, как к упавшему человеку. Далеко не каждый подаст руку, большинство будет смотреть на это, как на часть аттракциона жизни.

По сути, лошадка что-то везла, возможно, именно тому человеку, который сейчас смеётся над её падением. Точно также он посмеётся, если упадёт маляр, красивший его дом, или дворник, подметающий улицу. Для обывателя есть он и окружающий мир, который его обслуживает – лошади и люди в нём не имеют отличий!

Умение вставать

Из-за появления внимания или по причине природной стойкости лошадь встаёт перед смеющейся толпой и продолжает свой ход. Она дальше тянет груз для людей, чтобы жизнь их проходила легко и беззаботно. Придя в стойло она счастлива, как счастлив рабочий завода, который отработал свою смену и знает, что его труд принесёт кому-то пользу.

Между строк Маяковский учит вставать при любом падении, не важно сколько человек смеётся над вашей ситуацией, но не стоит лежать у них на глазах на потеху. Вставайте и идите, выполняйте свой долг и знайте, что жить и работать на благо других стоит!

При чтении стихотворения у автора анализа возникали некоторые ассоциации с есенинской «Песней о собаке», но по внутреннему наполнению – это разные стихи. Маяковский много пишет между строк, сравнивая лошадь и человека, Есенин только выражает жалось к собаке и презрение к устоявшимся деревенским традициям топить щенков.

Мораль стиха

Моралью стихотворения является необходимость всегда выполнять свой долг, не обращая внимания на внешние обстоятельства. Стих учит вставать при падении и сохранять после этого жажду к жизни и работе.

Краткий анализ

Написано стихотворение в 1918 году, когда многие не видели лирики в дыму революции. В это время умение подниматься после падения особенно важно человеку, иначе жизнь его быстро сломает, и он не сможет внести должного вклада в развитие нового общества.

Написан стих в размере стихотворной лесенки, имея при этом последовательно развивающуюся композицию – от падения лошади, до потехи над этим толпы и момента, когда лошадка встала.

Украшают строки средства художественной выразительности:

  • Неологизмы (например, клешить).
  • Метафоры (тоска вылилась, улица опрокинулась).
  • Эпитеты (рыжий ребёнок, глаза лошадиные).

Стихотворение достаточно легко читается и запоминается, поможет в его более глубоком понимании чтение строк Вениамином Смеховым в конце анализа.

Текст

Били копыта. Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб. —

Ветром опита,
льдом обута,
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала! —
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные...

Улица опрокинулась,
течет по-своему...
Подошел и вижу —
за каплищей каплища
по морде катится,
прячется в ше́рсти...

И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы их плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть
— старая —
и не нуждалась в няньке,
может быть, и мысль ей моя казалась пошла́,
только
лошадь
рванулась,
встала на́ ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И все ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.

1918 год

Аудио от Смехова


Добавить комментарий