Маяковский о дряни

Суровым ударом по заплесневевшему мещанскому сословью является стихотворение Владимира Маяковского с соответствующим названием «О дряни» (1922 год). Это сатира в виде поэтического фельетона, которая призвана «посадить на кол» тех, кто не желал революции 17 года, но сумел стать хамелеоном и научился сливаться с красным цветом.

Мещанская плесень

Из стихотворения мы видим, как мещанская плесень стекается в советские учреждения со всех краёв СССР и надежно оккупирует там хлебные места, явно заботясь только о своём благополучии.

стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.

Кто-то ещё вчера пел «Славься, славься», кто-то чаще бывал в церкви, чем в поле, но сегодня все они увидели выгоду работы в советских учреждениях и гурьбой потекли занимать места.

Они тихи и неприметны, главная их задача – это не помощь стране в целом и людям в частности, а как-бы чего не случилось, как-бы не зашаталось кресло в сторону более тихого мещанина.

Свили уютные кабинеты и спаленки.

У них уютные кабинеты и спаленки, пятая точка знает каждую занозу в своём «рабочем» креселке и перемены чужды им, как вершины гор обитателям болот. Они реагируют на любые изменения, как Лукашенко на бело-красный флаг – только бы усидеть, только бы не высунуть голову из болота слишком высоко.

Весь этот искусственный комфорт они перенесли с работы домой и там заботятся только о премиях и надбавках, новых тарифах своего оклада и покупке «тихоокеанских галифе».

Под стать себе чиновник воспитал и жену, они следит за гнёздышком и мечтает только о мелкомещанских вещах:

И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!

Глядя на это с высоты стены ужасается Маркс, это ли он писал в своём «Капитале», так ли прокладывается дорога к коммунизму? Не выдержав Маркс на стене кричит портретными устами:

«Опутали революцию обывательщины нити».

И близок к истине.

Мораль строк

Маяковский в стихе «О дряни» показывает, что благочинный мещанин может быть не просто тормозом для развития страны, но и врагом Родины. Его обывательская паутина вяжет по рукам всё движение вперед, он не приносит никакой пользы, заботясь только о своём благополучии.

Не у всех было в сердце столько огня, как у Маяковского, но слой мещанин в обществе более похож на жировую прослойку, которая портит фигуру и мешает движению!

Анализ кратко

Стих написан в жанре сатирического фельетона дактилем и высмеивает пороки мещанского общества, приросшего задами к креслам чиновников разнлго ранга.

Композиция имеет:

  • Вступление,
  • Основную часть,
  • Кульминационный момент.
  • Финал (Маркс закричал с портрета).

Из средств художественной выразительности отметим гиперболу (зады, крепкие как умывальники) и использование уменьшительно-ласкательных суффиксов (потолочек, спаленка), которые помогают поэту передать суть искусственного мира мещанина.

Стих гневен, что подчеркивает использование Маяковским резкостей – мурло, мразь и дрянь.


Полный текст

Слава, Слава, Слава героям!!!
Впрочем,
им
довольно воздали дани.
Теперь
поговорим
о дряни.

Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.
И вылезло
из-за спины РСФСР
мурло
мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
мое славословие.)

Со всех необъятных российских нив,
с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.

Намозолив от пятилетнего сидения зады,
крепкие, как умывальники,
живут и поныне —
тише воды.
Свили уютные кабинеты и спаленки.

И вечером
та или иная мразь,
на жену,
за пианином обучающуюся, глядя,
говорит,
от самовара разморясь:
«Товарищ Надя!
К празднику прибавка —
24 тыщи.
Тариф.
Эх,
и заведу я себе
тихоокеанские галифища,
чтоб из штанов
выглядывать
как коралловый риф!»
А Надя:
«И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!
В чем
сегодня
буду фигурять я
на балу в Реввоенсовете?!»
На стенке Маркс.
Рамочка а́ла.
На «Известиях» лежа, котенок греется.
А из-под потолочка
верещала
оголтелая канареица.

Маркс со стенки смотрел, смотрел...
И вдруг
разинул рот,
да как заорет:
«Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните —
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!»

1920—1921 год

Слушаем стих




 
 

Добавить комментарий